Фронтовая свадьба в Кировограде: лимузин из БТР, платье из камуфляжа

Военнослужащие Наталья Яблучанская и Антон Лизунов, которые познакомились на фронте, на днях сыграли свадьбу в 42-м батальоне территориальной обороны Кировоградской области. «К этой свадьбе готовился весь батальон, — написала на своей страничке в „Фейсбуке“ журналистка из Кировограда Елена Шворак. — Платье невесте пошили из камуфляжной плащ-палатки, празднично украсили БТР и прямо на нем поехали на роспись. Поздравить молодых собрались десятки горожан. Абсолютно незнакомые люди дарили молодым цветы и теплые вещи, желали победы. А молодожены плакали от счастья».

 
«Посмотрев фильм о войне в Чечне, заявила: „Хочу в армию“ — и на следующий день пошла в военкомат»

Связаться с молодоженами оказалось непросто. Сейчас 25-летняя Наташа Яблучанская и ее 28-летний муж Антон Лизунов стоят на передовой — они поехали туда сразу после свадьбы. Вернее, они оттуда и не уезжали. Просто съездили на роспись в городок, который не обстреливается, и уже вечером вернулись назад. Время от времени наш разговор с Наташей и Антоном прерывался. «Опять начался обстрел „Градами“, — невозмутимо объяснила Наташа. — Я вам перезвоню».

— Ребята удивляются ее спокойствию и смелости, — говорит Антон Лизунов. — Наташа — настоящий боец. На первый взгляд может показаться, что эта девушка абсолютно сумасшедшая (смеется). Только представьте: еще пять лет назад она, окончив университет, работала на одном из украинских телеканалов, как вдруг неожиданно решила стать военнослужащей. Когда началась война на востоке и Наташу туда не взяли, она пошла в Министерство обороны. И таки добилась своего — теперь вот здесь, на передовой. Какое-то безумие, честное слово. Но, наверное, именно это меня в ней и привлекло.

— Пять лет назад действительно все было по-другому, — признается Наташа, хрупкая девушка с короткими темными волосами и очаровательной улыбкой. — Работая на телеканале, я понимала, что это не то, чем бы хотела заниматься всю жизнь. А потом мы с папой смотрели фильм «Грозовые ворота» о войне в Чечне. И под конец фильма я заявила: «Папа, хочу в армию». Отец только посмеялся, решив, что пошутила. Между тем на следующий день я пошла в военкомат и добилась, чтобы меня отправили в Полтаву на курсы молодых бойцов. Родители были в шоке. Но понимали, что отговаривать меня бесполезно — все равно сделала бы так, как хочу.

Первое время мне пришлось непросто. Моей спортивной подготовки оказалось недостаточно. Приходилось тренироваться день и ночь. После «учебки» я попала в летный состав одной из частей Воздушных сил Украины. Там стала замполитом, занималась воспитанием молодых бойцов. Родители думали, что вскоре мне все это надоест и я вернусь к обычной жизни. Но, оказавшись на службе, поняла, что это именно то, чего мне не хватало.

Когда год назад начались события на Майдане, Наташа как военнослужащая не могла стоять на площади вместе с протестующими. Но и оставаться в стороне тоже не смогла.

— В душе я поддерживала Майдан, — признается девушка. — Тем более что среди протестующих было много моих друзей. Я понимала, почему люди вышли на митинг, и осуждала действия власти, особенно после того, как сотрудники «Беркута» избили студентов. И стала волонтером. В свободное от работы время приходила на площадь, помогала раненым, причем как митингующим, так и ребятам из внутренних войск, которых делали пушечным мясом. Узнавая, что очередную ночь я провела на Майдане, родители нервничали: «Тебе, как всегда, больше всех надо. Вечно найдешь приключения на свою голову!» Ну и как я могла спокойно сидеть, когда началась война на Донбассе?

Наташа сразу сказала руководству, что хочет поехать на восток. Но получила категорический отказ. Дескать, туда поедут мужчины, а ей найдется работа и в штабе в Киеве.

— Я не сдавалась, — продолжает Наташа. — Пошла прямо в Министерство обороны и добилась встречи с советником заместителя министра. К тому времени была уже активным волонтером. Собирала для наших ребят продукты и военную амуницию. Советник замминистра предупредил, что мне наверняка откажут. «Все равно не уйду от вас, — заявила я. — Привыкла добиваться своего». Мучила их два дня. И таки поехала на восток.

Уже на Донбассе узнала, что в нашем батальоне одни мужчины и всего две женщины: я и Света, теперь моя близкая подруга. Но меня это не испугало. Наоборот, считаю, что женщины тоже должны быть на передовой. Своим примером мы вдохновляем мужчин. «Если уж вы не боитесь, мы вообще не имеем на это права, — сказал мне один боец. — Спасибо вам».

Когда Наташа начинает говорить о войне, ее голос меняется. Девушке тяжело вспоминать о погибших сослуживцах.

— В Краматорске, куда мы сначала приехали, было спокойно, — рассказывает Наташа. —А вот под Дебальцево начался сущий ад. Среди наших было много «двухсотых» и «трехсотых». Некоторые ребята погибли на моих глазах. Но плакать нельзя, как бы ни было обидно и больно. Плакать нам не положено. Теперь я уже не боюсь ни «Градов», ни минометов. Привыкнуть можно ко всему. Главное — вовремя сориентироваться.

Тогда Наташа еще не знала, что на войне встретит свою любовь. О личной жизни вообще не думала. А сослуживец Антон Лизунов, с которым ее однажды отправили на задание, ей сначала не понравился.

«Когда Антона отправили на задание без меня, чуть с ума не сошла. В тот момент поняла, насколько он мне дорог»

— Вернее, мы оба друг другу не понравились, — говорит Наташа. — Мне Антон показался очень уж неразговорчивым, даже грубоватым. «А ты была слишком… гордая, — позже сказал мне Антон. — К тебе нельзя было подступиться». А еще мне не нравилось то, что Антон милиционер. После событий на Майдане я не могла себя заставить хорошо относиться к сотрудникам милиции. К тому же узнала, что Антон не поддерживал Майдан.

— Это правда, — признается Антон. — И я не поменял своих взглядов. Я стоял на Майдане в составе «Беркута» еще в 2004 году. Тогда протестующие не прибегали к столь радикальным действиям, но я много чего насмотрелся. Среди митингующих встречались озлобленные радикалы, готовые убить другого за то, что он думает не так, как они. В этот раз меня не было среди «беркутовцев». Но, побывав на Майдане, увидел то же самое. Конечно, не имею в виду всех протестующих.

Обидно, что из-за своих взглядов я потерял некоторых друзей. Узнавая, что думаю по-другому, они просто переставали со мной общаться. За глаза оскорбляли и называли чуть ли не пророссийским агентом. Между тем, когда зашла речь о защите своей страны, я сразу пошел в военкомат. А многие из так называемых патриотов поспешили оформить себе медицинские справки и избежать призыва. Мои взгляды, как мне показалось, Наташе не очень понравились.

— Мы даже умудрились из-за этого поспорить, — рассказывает Наташа. — Сейчас я понимаю Антона и восхищаюсь тем, что он добровольно пошел защищать Украину. Но тогда что-то не заладилось (улыбается). Я думала, что нам больше не придется работать вместе, а вскоре нас двоих опять отправили на задание. «Ну почему опять он?» — расстроилась я. Антон тоже был не в восторге.

— Но в этот раз все оказалось по-другому, — продолжает Антон. — Наверное, потому, что у нас было больше времени, чтобы поговорить и узнать друг друга. Когда Наташа рассказала свою историю, я был в шоке. Да эта девушка абсолютно без тормозов! При этом она еще и умная и, что греха таить, очень симпатичная.

— А мне понравилось, что Антон в любой ситуации остается самим собой и ни под кого не подстраивается, — признается Наташа. — Думаю, таким и должен быть настоящий мужчина. Мы говорили обо всем: о родителях, о детстве, о книгах. Оказалось, Антон, как и я, любит читать… Я вдруг поймала себя на мысли, что мне с ним очень легко. Не нужно притворяться, думать, что и как сказать. Одним словом, когда в следующий раз нас опять отправили на задание, я этому обрадовалась.

— И я, — улыбается Антон. — Глупо было скрывать, что Наташа мне нравится. Хотелось с ней общаться, хотелось именно с ней делиться своими мыслями, переживаниями. Не знаю, как это описать. За какие-то несколько недель мы с ней стали настоящими друзьями.

— Во время очередного задания мы остались одни, и Антон вдруг меня поцеловал,— вспоминает Наташа. — Я ужасно засмущалась и не ответила на поцелуй. Мне нравился Антон, но не знала, решусь ли на отношения. На передовую приехала не для этого. Когда же его отправили на задание без меня, чуть с ума не сошла от переживаний. Еще ни за кого так не волновалась. Тогда я поняла, как мне дорог этот человек.

*Несмотря на то что батальон Наташи и Антона стоит на передовой, сослуживцы сумели устроить для молодоженов настоящий праздник (Фото Елены Шворак)

«Папа, можешь выслать паспорт? Только быстрее, я женюсь»

— С тех пор мы с Антоном были вместе и этого не скрывали, — продолжает Наташа. —Я ошиблась, думая, что любовь будет мешать службе. Наоборот, она окрыляла и давала силы. Однажды сидели в комнате, и Антон спросил: «Наташ, а у тебя есть паспорт?» «Есть, — отвечаю. — А что?» Ничего не ответив, Антон позвонил своему отцу: «Папа, можешь выслать мой паспорт? Только быстрее, я… женюсь». Я испытала шок. Очевидно, папа Антона тоже. А Антон с нескрываемым удивлением спросил у меня: «Неужели ты против?» Вот такое необычное предложение руки и сердца.

— Папа действительно чуть не выронил телефон из рук, — говорит Антон. — Подумал, что я шучу. Но я был серьезен, как никогда. Хотя мы с Наташей были знакомы всего четыре месяца, понял, что хочу провести с ней всю свою жизнь. А если встретил родного человека, зачем тянуть и чего-то ждать? На войне осознал, что жизнь коротка и нужно делать все здесь и сейчас. Ни я, ни Наташа не знаем, что с нами будет завтра.

— Я тоже так подумала и согласилась, — признается Наташа. — Но пока не переступила порог загса, все-таки до конца не понимала, что происходит. Ребята тем временем подготовили все по высшему разряду. Сшили мне камуфляжное платье. Вместо фаты надела украинский венок. А вместо лимузина у нас был украшенный шариками и цветами БТР. Когда мы ехали в загс, люди встречали нас аплодисментами. Но главный сюрприз ожидал после самого бракосочетания. Пока шла роспись, под зданием собрались десятки местных жителей. Узнав, что в их городе женятся ребята с передовой, люди купили нам подарки и пришли поздравить. Особенно меня поразила одна бабушка. Подошла к нам с Антоном и подарила двух хрустальных лебедей. «Я, наверное, для вас их берегла, — сказала она. — Будьте счастливы. И спасибо, что вы нас защищаете». Я расплакалась, обняла эту добрую женщину. На днях мы приехали к ней в гости. Вы бы видели, как она обрадовалась! Теперь называет нас с Антоном своими внуками.

— Мы и на крестины ее обязательно позовем! — улыбается Антон. — Она для нас теперь как вторая мама. Осталось познакомиться с родителями. Мне с Наташиными, а ей — с моими. Пока мы знакомы только по телефону. Они не могли приехать на свадьбу — мы просто не позволили им так рисковать.

— Ничего, успеется, — говорит Наташа. — Надеюсь, что вскоре получится приехать домой на побывку. Уезжая на передовую, я была готова ко всему, кроме… замужества. А теперь вот приеду и познакомлю родителей с мужем. И не только с ним. Еще хочу, чтобы они увидели Свету — девушку, которая за это время стала для меня сестрой. И ребят, которых теперь называю братьями. Мы действительно стали семьей. И это укрепляет веру в победу.

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

Похожие материалы

свадьба
Для киевлян регистрация
Согласно приказу Министерства юстиции Украины N 1708/5 от 23.06.2011 года «Про затвердження Розмірів плати за надання платних послуг Центральним відділом …
свадьба
Свадебные традиции крымских
О том, как татарские невесты готовятся к свадьбе, нам посчастливилось узнать на экскурсии-фестивале "Восточные ворота: АртПоле - Крым", который состоялся …
свадьба
Союзы иностранцев с
Говорят, в том, что иностранцы выбирают украинских женщин, нет ничего удивительного - они хозяйственные, красивые и довольно покладистые.По данным Мариупольского …

PrettyWoman.dn.ua