Свадьба на турецком Арарате

Ключевой момент свадьбы - побитие невесты яблоками. Яблоки крупные, увесистые, их приносят целыми корзинами.

По местному обычаю перед застольем невеста с женихом должны торжественно войти в свой отдельный супружеский дом - такую же неказистую глинобитную хижину, как и все окружающие строения. В понимании местных курдов - некий эквивалент рая. К его «вратам» молодожёны направляются по  открытому двору, держась за руки. Все собравшиеся мужчины, от подростков до стариков, со всей силы кидают яблоки прямо в невесту. Ничего личного: это лишь возмездие за грехи библейской Евы...

Такую сцену наблюдал в окрестностях горы Большой Арарат в Турции известный писатель и путешественник, руководитель движения «Космопоиск» Вадим Чернобров. На её вершине он искал останки Ноева ковчега, по преданию приставшего там во время Всемирного потопа. Но попутно оказался свидетелем древнего обычая курдов-пастухов.


До Большого Арарата, библейской горы, нужно добираться на перекладных и автостопом.

 
Наказание Евы

- На окраине Догубаязита, турецкого городка в 35 км от границы с Ираном, меня и моего спутника, путешественника Анатолия Крутова, привели в дом местного пастуха, который, как уверяли курды, знал короткую тропу к подножию Большого Арарата. А у того в это время шла свадьба - дочь выходила замуж. Отказаться участвовать в праздничном ритуале нельзя - обидишь хозяина. Мы задержались там на двое суток - и не пожалели.

Оказалось, что курды, населяющие этот район Восточной Анатолии, в своих свадебных традициях намеренно делают упор на библейские притчи об изгнании Адама и Евы из рая и о потопе. Курды считают себя прямыми потомками Ноя, который, согласно легенде, был спасён Богом и продолжил человеческий род. Курды искренне убеждены в том, что их дальние предки были самыми древними людьми на Земле, и очень трепетно переживают все события, описанные в Библии. Для них всё это не просто истории, которые пересказывают в храмах, а нечто личное, случившееся не когда-то в незапамятные времена, а чуть ли не вчера.

В том числе вспоминают они и о первородном грехе, который люди получили после того, как Ева соблазнилась яблоком змея-искусителя. То есть о той самой вине женщин, из-за которой, по мнению курдов, они сами вынуждены теперь ютиться в глиняных хижинах и пасти овец, вместо того чтобы жить в раю. Каждый раз на свадьбе курды-мужчины вдруг осознают, что «во всём виноваты бабы». И этих «баб», соответственно, надо наказывать.

Чем именно - понятно. Орудие наказания - то самое яблоко, послужившее причиной предательства. А когда лучше проводить экзекуцию? Мужская логика тут такая: делать это, пока они, то есть женщины,  ещё маленькие, бесполезно - что взять с ребёнка? Когда женщина становится матерью - поздно, тем более что у неё уже есть муж-хозяин. А вот когда девушка выходит замуж - самое время.

В синяках на пороге рая

«Экзекуция» началась в полдень. Прежде чем молодожёны появились во дворе, нам сунули в руки по тяжеленному яблоку величиной с кулак. Вокруг в радостном ожидании волновалась толпа ярко разряженных родственников жениха и невесты. У каждого были приготовлены свои «снаряды». В толпе оставался узкий проход, ведущий к дверям супружеского дома, - сквозь этот строй и предстояло пройти новобрачным. Точно так же, как и на русской свадьбе, когда молодых забрасывают конфетами, монетками и рисом, - с той лишь разницей, что курды не подбрасывают вверх всякую мелочь, а целенаправленно швыряют яблоки в живую мишень.


Каждая курдская девушка - в душе Ева.



 Поражает то, что собравшиеся относятся к ритуалу со всей серьёзностью и даже со спортивным азартом. Женщины при этом болели за невесту и шумно радовались, когда ей удавалось увернуться от особенно сильных ударов. Мужчины, наоборот, разражались торжествующими криками, если бросок был особенно удачным. Судя по всему, в этот момент они действительно видели в бедной девушке не конкретную Зульфию или Гюльчатай, а воплощение своей обидчицы Евы и были искренни в своей злости - мстили ей на пороге «рая».

Невесту били беспощадно. Она, как могла, прикрывалась руками и рукавами. Жених, идущий рядом, держал над её головой металлический поднос размером со сковородку, которым, как щитом, старался отражать удары. Получалось неважно - большинство бросков всё равно достигали цели. «На то и поднос по обычаю даётся маленький, - объяснили нам разошедшиеся курды, - чтобы невеста вошла в «рай» вся в синяках».

Последние стрелки разместились непосредственно на крыше супружеского дома - прямо над козырьком двери. Защититься от яблок, пущенных ими, было уже невозможно. Когда молодые наконец скрылись внутри своего убежища, вся «ярость» окружающих тут же улетучилась. Мужчины выпустили пар, женщины, как всегда, всё простили. Свадьба перешла к песнопениям, возлияниям и трапезе...

На «пиратском» пароме

Путь на турецкий Арарат начинается в Сочи. Оттуда до порта Трабзон идёт паром. Обычно на нём перемещается небогатая публика - местные курды и российские челноки. Туристов я там не видел совсем. Время в пути - чуть меньше ночи. Само судно - бывший советский прогулочный теплоход, выкупленный турецкой компанией. Все прежние названия на нём кое-как замазаны краской, сквозь которую проступают русские слова: «кают-компания», «гальюн» и «камбуз».

Обратно мы плыли тем же рейсом, но на другом пароме - вроде бы уже российском. Команда, во всяком случае, говорила на русском языке. Однако в пути капитан почему-то приказывал по-пиратски поднимать на флагштоке флаги разных стран: в Трабзоне развевался флаг Турции, в море его сменил грузинский флаг, а на подходе к Сочи - российский триколор.

Трабзон - полуевропейский город со всеми чертами восточного базара. Оттуда до священной горы мы добирались как обычные паломники: сначала на рейсовых автобусах с пересадкой в Эрзуруме, потом автостопом. Кстати, Эрзурум и Догубаязит - исторически близкие русскому уху названия, которые встречаются в том числе у Пушкина (повесть «Путешествие в Арзрум»). Эрзурум когда-то входил в состав Российской империи, а Догубаязит известен нашему телезрителю по сериалу «Баязет», рассказывающему о героической обороне одноимённой крепости во время Русско-турецкой войны.

Ехали целый день. Уже в Эрзуруме стало ясно, что мы находимся в глухой провинции, далеко от туристических мест. Анатолий, в отличие от меня, был в шортах, в которых и приплыл из Сочи. Нормальное дело для жаркого времени - турецкого сентября. В Трабзоне это не выглядело чем-то необычным. Но стоило сойти с автобуса в Эрзуруме, как за Толей тут же увязался десяток местных мальчишек. Они бежали и вопили на всю улицу, показывая на него пальцами. Мы огляделись - и поняли, что попали в совершенно другой мир...

www.aif.ru

Похожие материалы

свадьба
Свадьба по-американски, американский
Американский свадебный обряд делится на два этапа: обручение и непосредственно свадьба. С момента обручения до свадьбы обычно проходит от полугода …
свадьба
О свадебных обрядах
Они отличаются четкой традиционностью - это означает, что эти ритуалы остались почти такими же, как и тысячелетия назад. Брак полностью …
свадьба
Свадьба в Намибии
Африканские свадебные традиции для нас, украинцев, такая же терра инкогнита, как и сама Африка. Для большинства наших соотечественников знакомство с …

PrettyWoman.dn.ua